13 мая 2016, 10:36 12 552

Томский портал Ground: «Долг его знает. Чем занимаются антиколлекторские агентства?»

Статья-интервью о том как происходит защита клиентов «Единого центра защиты» от произвола коллекторов и как юристы освобождают клиентов от кредитных долгов. Впервые мы показали журналистам внутреннюю «кухню» компании где главными героями стали руководитель отделения компании в Томске Полина Ваганова и руководитель  юридического департамента в Красноярске Максим Абрамов. Спасибо порталу «Ground» за материал и персонально автору Никите Кожевникову.

Ссылка на оригинал статьи: «Долг знает»

Долг его знает. Чем занимаются антиколлекторские агентства?

Константина Боброва, директора «Единого центра защиты», знают, пожалуй, все — если не по имени, то в лицо точно: с объявлений в маршрутках Томска он обещает избавить от любых долгов. Забавно, что чаще всего эти объявления соседствуют с привлекательными условиями микрозаймов, которые эти долги и порождают. Мы решили узнать, как агентства по работе с заёмщиками помогают вылезти из кабалы, и задали специалистам «Единого центра защиты» 13 наивных вопросов.

Можно ли вас вообще называть «антиколлекторами»?
Полина Ваганова, директор томского отделения юридической службы «Единый центр защиты»:
Вообще, наша компания оказывает широкий спектр юридических услуг, и одно из основных направлений — это защита прав заёмщиков и банкротство. Почему нашу компанию могут спутать с «антиколлекторской»? Потому что сейчас этот вопрос актуальный, люди ищут тех, кто разрешит проблему с коллекторами, и эта работа выходит на первый план. Раз существует такое понятие, значит, есть и компании, но каким образом действуют они, я даже предположить не могу.

Среди служб, которые помогают справиться с долгами и коллекторами, так же, как среди микрофинансовых организаций, есть порядочные конторы и непорядочные, которые только запутывают долги. Порядочные имеют внушающий доверие сайт, отзывы в СМИ и всегда радушны. У непорядочных — непонятный сайт из 90-х и, как правило, только личные консультации. 

Приходит к вам человек с кучей долгов — и что дальше?
П.В.: Сначала идет досудебная работа: выясняем материальное положение человека, сколько у него кредитов и какие есть долги, смотрим кредитные договоры. Банки тоже права заёмщиков нарушают: они включают в договоры пункты, которые можно отменить и пересмотреть.

Что делаете после того, как просмотрели все документы?
Максим Абрамов, руководитель юридического департамента «Единого центра защиты» в Красноярске:
Второй этап — попытка мирного решения вопроса с кредиторами. Но тут основная проблема в том, что банки по какой-то причине (возможно, это стратегическая задача у них) крайне неохотно идут на какие-то соглашения с должниками, либо предлагают такие условия реструктуризации, которые только усугубляют ситуацию. У должника появляется, антипатия к банку, что ли, и он просто «встает в позу»: даже имея возможность, зачастую отказывается платить вообще.

Реструктуризация долга — это ситуация, когда вы не можете платить по весомым причинам, и кредитная организация меняет вам условия выплаты: переносит сроки и пересчитывает размеры платежа или проценты, либо вовсе списывает часть долга.

И что делать, когда ни тот, ни другой не идут на уступки?
П.В.: Дальше у нас есть возможность перевести дело в судебную плоскость. К сожалению, и банки, и МФО (микрофинансовые организации — прим. ред.) долгое время не передают дело в суд. Им это выгодно: они затягивают процесс, процент начисляется, а сумма становится еще больше.

А что делает суд?
П.В.: По решению суда сначала фиксируется сумма, и перестают начисляться проценты. Кроме того, мы можем отменить незаконно начисленные пени, проценты и штрафы. В том случае, если в кредит включена страховка и ее можно будет вернуть, мы также проводим работу по возврату этих денег. В итоге остается только та сумма, которую должник обязан выплатить по закону, а в определенных случаях после нашей работы появляется даже возможность списать долг полностью.

На этом, наконец, всё?
М.А.: Нет, здесь и начинается основная работа. Кредитные учреждения получают исполнительный лист — с этим листом они обращаются в Федеральную службу судебных приставов. И вот тут мы должны проследить, чтобы приставы сделали всё по законам, потому что зачастую они их нарушают. Согласно закону, они имеют право списывать в счет долга максимум 50% дохода, однако часто бывает, что списывают все 100%. Опять же есть ограничения на взыскание долга с алиментов, и за этим тоже нужно следить.

Исполнительный лист — это документ, который выдает суд после процесса. В нём содержатся все сведения о должнике, его долге и решении суда по этому долгу.

Вернемся к банкам. Почему они не хотят решать вопросы в суде?
М.А.: Потому что таким образом они не создают прецедент. Значительно уступая клиенту, они тем самым создают условия для того, чтобы другие клиенты не платили.

А откуда во всей этой истории появляются коллекторы?
П.В.: Например, у вас есть большой кредит — вы его не выплачиваете, долгое время скрываетесь, меняете все номера, адрес, и банк не может найти вас на протяжении долгого времени. Тогда такой безнадежный долг он перепродает в какую-нибудь коллекторскую контору. В России всего несколько таких контор, которые работают на законных правах. У крупных МФО, как правило, собственные службы взыскания долгов. Мы работу с коллекторами берем на себя. Например, у нас есть услуга «Переадресация», когда все звонки от них поступают в наш колл-центр, и мы с ними работаем сами.

А они, коллекторы, правда все такие страшные?
П.В.: У нас был случай, когда женщина взяла микрозайм, сначала выплачивала его, а потом не смогла. Приходила в свою кредитную организацию, объясняла: «Вот у меня будут деньги, я заплачу». Так коллекторы ее подкарауливали возле дома, садили в машину и говорили: «Сейчас мы едем по всем твоим знакомым и родственникам, ты заходишь, занимаешь деньги и отдаешь нам». Она от ужаса, что, возможно, с ней сейчас что-то сделают, шла к знакомым, брала деньги и отдавала им.

На счету Единого центра защиты, помимо прочего, были и случаи, когда коллекторы подкидывали крышку гроба должнице, а в Красноярске женщине пришло сообщение с угрозой, что она получит похоронку на свою тетю, если не выплатит долг.

То есть не всегда так страшен чёрт, как его малюют?
М.А.: Как правило, да. Серьезные организации соблюдают законы, стараются звонить в определенное время, и их давление ощущается только за счет массы и количества. Они должны «отбарабанить» свой текст, и неважно, что ты им говоришь в ответ. На какой-то контакт идти бесполезно.

И что вы своим клиентам советуете при общении с коллекторами?
М.А.: Прежде всего — не злись сам и не зли других. Конечно, дышать нужно ровно. Клиентам всегда говорим, что у них должно быть понимание, что эти люди не придут к ним с утюгами и паяльниками, и единственный способ — это психологическое воздействие. Одна из наших клиенток даже порой сама звонила коллекторам и говорила: «Что же вы про меня забыли-то, я тут сижу, уже скучаю». В случаях же физического воздействия нужно как можно оперативнее обращаться в полицию, которая будет принимать меры.

Физическое воздействие (насилие) — под этим понятием подразумеваются любые действия, угрожающие здоровью потерпевшего; преследуется уголовным кодексом.

Кстати, о клиентах. Кто эти люди, которые просят снять с них долги?
М.А.: Основная масса — это женщины 50-60 лет. Я не знаю, с чем это связано. По характеру долгов абсолютно разные бывают случаи: неправильная финансовая политика, отсутствие планирования. Сейчас часто обращаются владельцы небольших туристических агентств, предприниматели. Но, как правило, проблемы тех, кто попал в трудную финансовую ситуацию, связаны с общей ситуацией в стране.

П.В.: Еще это люди, которые попали в какую-то непредвиденную ситуацию: увольнение, развод, незапланированные расходы. Тех, кто просто приходит и говорит: «Вот, я набрал кредитов, а платить их не хочу», обычно не бывает. Хотя были и курьезные случаи. Например, одна женщина пришла к нам убежденной, что мы просто дадим ей деньги на погашение ее кредитов. Что касается людей с особенно большими долгами, им мы предлагаем пройти процедуру банкротства физлица.

Если человек имеет долг более 500 тысяч в течение трех месяцев, он обязан признать себя банкротом. В случае если этот статус будет признан, долг может быть списан. Тогда он должен сообщать о своем статусе, когда берёт новые кредиты, и не может занимать некоторые должности на госслужбе.

Ну и наконец: сколько это всё длится?
М.А.: Всё зависит от того, на какой стадии к нам пришел должник, но обычно довольно долго: не менее года.

Разрешается публикация материалов сайта с обязательным указанием активной ссылки

Комментарии загружаютс





0